Бухгалтерский учет и виртуальность

 

Автор:  Александр Поляков

 

назад ...    далее ... 

 

Перед тем, как перейти к обсуждению вопроса о том, какое отношение имеет виртуальность к бухгалтерскому учету, необходимо еще раз напомнить о том, что с наличием системного кризиса в развитии бухгалтерского учета согласны сейчас практически все здравомыслящие специалисты в этой области.

Также следует признать, что имеющее место в настоящее время снисходительное и подчас даже ироничное отношение к представителям бухгалтерской профессии со стороны экономистов, как ученых, так и практиков, отчасти имеет под собой некоторые основания. Не зря же, когда хотят охарактеризовать специалиста как вроде бы полезного и даже высоко профессионального, но в целом ограниченного, слепо следующего правилам, неспособного к решению творческих задач, то о нем говорят – ну что от него ждать, он же бухгалтер.

Таким образом, перед нами стоит непростая задача своеобразной «реабилитации» профессии бухгалтера, возвращения ей творческого начала, уважения коллег из смежных областей профессиональной деятельности, а для этого придется не только пристальнее вглядеться в предметную область, традиционно относимую к сфере бухгалтерского учета, но и расширить границы нашего исследования, по возможности придав ему статус междисциплинарного проекта. И первое, чем мы займемся на этом пути, это попытаемся понять, какую роль в этом проекте играет понятие виртуальная реальность (VR – virtual reality).

Безусловно, многим читателям знакомо это понятие, тем более, что в обыденном понимании виртуальную реальность часто отождествляют с понятием киберпространства (что неверно). Киберпространство «всего лишь» является продуктом функционирования любых информационно-коммуникативных технологий, для возникновения же виртуальной реальности обязательно требуется присутствие человека как носителя сознания, поскольку считается, что именно сознание человека является тем «местом», в котором могут возникать образы виртуальных объектов.

Надо сказать, что тема виртуальной реальности является далеко не новой и возникла отнюдь не с появлением киберпространства. В том или ином виде вопросы виртуальности мира интересовали философов и ученых на протяжении столетий. Например, когда еще не было не только компьютеров, но даже и механических арифмометров, в качестве объектов, способствующих возникновению тех или иных виртуальных реальностей, выступали рукописи и печатные книги.

С одной стороны, книгу можно рассматривать как материальный (бумажный) объект, на ее листы нанесены некие знаки, т.е. бумажные листы являются материальным носителем цепочек этих знаков. Неграмотный человек видит перед собой только испещренные различными обрывками линий листы бумаги, и в его сознании возникает примитивный образ испачканных краской бумажных листов. Но если книгу открывает грамотный человек, то в его сознании возникают совсем другие образы, иногда весьма сложные и многослойные, которые он часто воспринимает как образы реально существующих объектов, особенно если речь идет о художественном произведении талантливого автора, умеющего вызывать в сознании читателя яркие, объемные образы персонажей, природы и т.п.

Во время работы учетного специалиста с бухгалтерскими книгами происходят похожие процессы, кстати, само название профессии – бухгалтер (нем. buchhalter) фактически означает книгодержатель (нем. buch – книга, halter – держатель). С появлением компьютеров бухгалтерские книги переместились в киберпространство, вместо бумажных листов теперь используются мониторы и шлемы или очки виртуальной реальности, а «общение» с такими книгами теперь стало возможным только во время сеанса работы пользователя в компьютерной системе бухгалтерского учета.

При наблюдении цепочек знаков бухгалтерского языка, изображенных на листах бухгалтерской книги или на экране компьютера, в сознании учетного специалиста возникают образы объектов хозяйственной деятельности – денег, товаров, контрагентов и т.п. Причем учетный специалист считает их образами реально существующих объектов хозяйственной деятельности, хотя он скорее всего и не наблюдал эти объекты лично, а видел их только в виде знаков бухгалтерского языка.

Можно сказать, что в момент работы с бухгалтерскими записями в бумажных книгах или на экране компьютера учетный специалист как бы «погружается» в особую реальность, которую сейчас принято называть виртуальной реальностью. Причем, чем выше профессиональный уровень такого специалиста, т.е. чем более теоретически нагружено его эмпирическое восприятие, тем более яркие, многослойные образы виртуальных объектов хозяйственной деятельности могут возникать в его сознании.

Важным отличием «книжной» виртуальной реальности от компьютерной виртуальной реальности является то, что последняя обладает ярко выраженными свойствами иммерсивности и интерактивности. В данном контексте под иммерсивностью подразумевается способность компьютерной версии виртуальной реальности вовлекать учетного специалиста в систему особых отношений, задаваемых законами виртуальной реальности.

Особо свойство иммерсивности проявляется при использовании информационных технологий, способных оказывать целенаправленное воздействие на сенсорные системы человека для достижения эффекта глубокого погружения в контент. Данные технологии позволяют человеку войти в особое состояние, в котором он почти забывает о том, что находится в вымышленном мире, становясь полноправным участником событий в виртуальной реальности. Чем больше сенсорных систем человека при этом задействуется – зрение, слух, осязание, вкус и обоняние, тем более глубоким будет это погружение.

С бумажными бухгалтерскими книгами, конечно, тоже можно интерактивно общаться, можно читать бухгалтерские записи, вносить в книги новые записи и исправлять их в случае ошибок, листать страницы в поисках нужной информации, но компьютерная виртуальная реальность все-таки предлагает совершенно иной уровень интерактивности. Экран компьютера или шлем виртуальной реальности в этом случае можно рассматривать в качестве метафорического окна в виртуальную реальность, а мышь, джойстик, клавиатура, графический планшет или VR-перчатки выступают инструментами интерактивного общения.

Несколько упростив ситуацию и использовав изрядную долю метафоричности можно сказать, что учетный специалист в своей профессиональной деятельности имеет дело как минимум с двумя мирами, т.е. с двумя реальностями – хозяйственной реальностью и бухгалтерской виртуальной реальностью или для краткости просто – бухгалтерской реальностью.

   

Abs000 1

 

Первый мир (хозяйственная реальность) представляет собой очень сложную многослойную структуру, включающую в себя фрагменты мира природы и мира культуры. В свою очередь природный мир или «1-ый этаж» реальности состоит из слоя неживой (неорганической) природы, который часто называют физической реальностью, и слоя живой (органической) природы, в котором живые объекты, в том числе и человек, рассматриваются исключительно как биологические существа. В частности, человек в этом слое рассматривается как «обычное» животное.

Над природным «этажом» надстраивается культурный слой реальности, в котором человек рассматривается уже как носитель разума. В настоящее время существуют десятки определений понятия культура, что фактически говорит об отсутствии общепризнанного ее определения, однако существует общее согласие в том, что «культура – это некоторое над-природное бытие человека. Человек живет в этом смысле в двух мирах – в мире природы, и в этой роли он подобен животным, и в мире культуры, который как бы надстраивается над природным миром, образует как бы 2-й этаж бытия, специфический именно для человека.» [1].

Именно в мире культуры происходит вся разумная человеческая деятельность, не свойственная природному миру, в том числе и профессиональная деятельность учетных специалистов. Миру культуры в большой степени присущи признаки так называемой семиотической реальности, т.е. реальности знаков и знаковых систем (языков), предназначенных для создания, хранения и передачи информации. Можно сказать, что тело человека принадлежит миру природы, а в качестве мыслящего субъекта человек существует в мире языков, поскольку без них невозможно не только какое-либо социальное взаимодействие, но и мыслительная деятельность как таковая. Также следует иметь в виду, что мир культуры представляет собой такой же «самостоятельный мир, как и мир природы, со своими законами, ценностями, своим смыслом и целью» [1].

В предложенной выше метафорической модели предполагается, что вся хозяйственная деятельность человека происходит в хозяйственной реальности, включающей в себя фрагменты как мира природы, так и мира культуры. Действительно, производство и обмен продукцией, работами и услугами невозможны как без соблюдения законов физики и биологии, свойственных миру неживой и живой природы, так и без соблюдения законов, свойственных миру культуры, т.е. без соблюдения социальных законов, например, норм гражданского, налогового, уголовного и других видов законодательства, экономических законов и т.п.

Можно считать, что понятие хозяйственная реальность введено в данную модель для удобства изложения дальнейшего материала, это позволит не ссылаться далее каждый раз на все «этажи» реальности, как только речь пойдет о хозяйственной деятельности предприятия.

Второй мир (бухгалтерская реальность) – это виртуальный бухгалтерский мир, в котором хозяйственная жизнь предприятия существует исключительно в виртуальном виде. Бухгалтерскую реальность можно рассматривать как артефакт, создаваемый для научного описания определенных аспектов хозяйственной реальности. Этот артефакт безусловно имеет все признаки семиотической реальности, в его основе лежат бухгалтерские понятия, выраженные знаками бухгалтерского языка.

Выше на рисунке показано, что бухгалтерская реальность может существовать в двух состояниях – свернутом и развернутом, эту особенность мы подробнее рассмотрим в следующей статье. Пока же кратко скажем, что это объясняется тем, что учетный специалист имеет возможность погрузиться в бухгалтерскую реальность только во время сеанса работы в компьютерной системе бухгалтерского учета (или работы с бумажными бухгалтерскими книгами), поскольку именно в этот момент бухгалтерская реальность как бы развертывается для него. Как только сеанс работы заканчивается (или книга закрывается), бухгалтерская реальность свертывается, оставаясь тем не менее элементом хозяйственной реальности, и становится недоступной учетному специалисту до следующего сеанса работы.

Важной особенностью рассматриваемой модели является предположение об онтологической равноправности хозяйственной и бухгалтерской реальностей. Проще говоря, считается, что каждая из этих реальностей может иметь свои «собственные» объекты, поведение которых подчиняется законам соответствующей реальности. Действительно, можно создать компьютерную версию бухгалтерской реальности, никак не связанную с «реальной» хозяйственной реальностью. Например, это может быть сделано в учебных целях или для тестирования разрабатываемого программного продукта. Все объекты и хозяйственные операции в такой бухгалтерской реальности не будут иметь первообразов в хозяйственной реальности, но все равно будут подчиняться бухгалтерским правилам, действующим в любой другой бухгалтерской реальности.

В контексте рассматриваемой темы важно подчеркнуть, что смысл создания бухгалтерской реальности заключается в том, что она может использоваться для научного описания определенных аспектов хозяйственной реальности. Как известно, одним из теоретических методов научного познания является моделирование, в своих исследованиях ученые активно использует различные, иногда весьма и весьма сложные научные модели реального мира. Некоторые философы утверждают, что использование научных моделей объясняется тем, что человеческий разум, по-видимому, просто не способен познавать эмпирическую реальность путем непосредственного ее наблюдения, поэтому он вынужден обращаться к разного рода пределам-идеализациям для ее понимания.

Можно предложить следующий визуальный образ, поясняющий «отношения» хозяйственной и бухгалтерской реальностей.

 

Abs000 1 1

 

Хозяйственная реальность условно показана на рисунке в виде цилиндра, «наполненного» объектами неживой и живой природы, а также объектами и социальными отношениями, свойственными миру культуры. Формально описать все эти объекты просто невозможно ввиду их бесконечного количества и бесконечного же числа предикатов (свойств и отношений).

Однако, мы можем выбрать интересующий нас аспект хозяйственной реальности и попытаться описать его с помощью соответствующей научной модели. Например, в качестве моделей цилиндра можно рассматривать его проекции на плоскости трехмерного пространства. Проекция цилиндра на нижнюю плоскость представляет собой круг, а на боковую плоскость цилиндр проецируется в виде прямоугольника. Сам цилиндр в трехмерном пространстве, являясь первообразом этих проекций, остается неизменным.

Используя эту аналогию для целей данной книги можно сказать, что описать исчерпывающим образом всю хозяйственную реальность мы не можем, но с достаточной степенью точности можем описать одну из ее проекций, выбрав для этого соответствующую плоскость рассмотрения. В данном контексте бухгалтерская реальность и будет тем самым «кругом» на нижней плоскости, т.е. некоей «тенью» хозяйственной реальности, похожей на свой первообраз только в пределах этой плоскости. В качестве других проекций хозяйственной реальности могут выступать, например, модели физических или химических процессов производства продукции, модели различных социально-экономически процессов и т.п.

Понятно, что возможность исследования научной модели вместо первообраза базируется на выполнении некоторой системы условий, в рамках которой первообраз и модель можно считать тождественными в заданном смысле. Эта система условий обычно называется интервалом моделируемости или областью релевантности.

Например, круг можно рассматривать в качестве модели цилиндра только в рамках плоскости, на которую данный цилиндр проецируется. Как только мы выйдем в трехмерное пространство, т.е. покинем пределы интервала моделируемости, модель в виде круга перестанет адекватным образом описывать цилиндр.

Бухгалтерская реальность, аналогично кругу в вышеописанной ситуации, может считаться научной моделью хозяйственной реальности только в пределах заданного разработчиком интервала моделируемости.

Это очевидный, но достаточно важный вывод для всего дальнейшего изложения, поскольку при создании бухгалтерской реальности чрезвычайно важно установить четкие границы интервала моделируемости, т.е. определить степень похожести бухгалтерской реальности на хозяйственную реальность или, как говорят математики, определить, насколько структуры обеих реальностей изоморфны (полное подобие) или гомоморфны (частичное подобие).

С практической точки зрения это, например, позволит избежать завышенных или заниженных ожиданий учетных специалистов от работы в бухгалтерской реальности. В частности, установление слишком «узкого» интервала моделируемости при создании бухгалтерской реальности приводит к необходимости организации на предприятии помимо бухгалтерского учета еще и других видов учета – управленческого, налогового и др., поскольку «похожесть» бухгалтерской реальности на хозяйственную реальность в этом случае слишком мала и требуются дополнительные источники информации о хозяйственной деятельности предприятия.

Разумное расширение границ моделируемости на этапе создания бухгалтерской реальности позволит сделать ее более похожей на хозяйственную реальность, а значит и более практически полезной. В этом случае уже не потребуется искать дополнительные источники получения информации о хозяйственной деятельности, например, организуя для этого дополнительные виды учета.

Подведем некоторые итоги обсуждения. В данной статье была предложена пусть во многом метафорическая, но все-таки практически полезная мировоззренческая модель в виде пары онтологически равноправных реальностей – хозяйственной и бухгалтерской. Их взаимодействие можно описать, например, следующим образом.

В хозяйственной реальности учетный специалист может наблюдать в определенном месте и в определенное время факт передачи товара от продавца покупателю. Он видит продавца и покупателя, может поговорить с ними, пожать им руки, может проверить товар, например, на вкус, на ощупь и т.п. В результате, в сознании учетного специалиста формируется мысленная модель данного события, которая далее с помощью бухгалтерского языка и IT-технологий может быть превращена в компьютерную бухгалтерскую модель, т.е. факт передачи товара будет отражен в компьютерной версии бухгалтерской реальности.

Таким образом, исходное событие хозяйственной реальности, пройдя стадию мысленной модели, проявит себя в виде бухгалтерских знаков на экране компьютера, которые далее смогут наблюдать как сам учетный специалист, так и его коллеги. Эти бухгалтерские знаки отразятся в их сознании в виде мысленных абстрактных образов, только их первообразом будет уже не первичное событие хозяйственной реальности – передача товара от продавца покупателю в определенном месте в определенное время, а событие в бухгалтерской реальности.

Получается, что учетный специалист может наблюдать факт передачи товара от продавца покупателю – один раз в хозяйственной реальности и неограниченное число раз – в бухгалтерской реальности. Причем в бухгалтерской реальности это событие могут наблюдать как сам учетный специалист, так и любые другие заинтересованные лица, которые не наблюдали его непосредственно в хозяйственной реальности.

Можно сказать, что компьютерные системы бухгалтерского учета, «средой обитания» которых является киберпространство, позволяют формировать в сознании учетных специалистов все-таки не образ хозяйственной реальности (как считают многие пользователи), а образ бухгалтерской реальности. Проецировать же этот образ на хозяйственную реальность можно только в том случае, если есть достаточные основания полагать, что эти две реальности «похожи» между собой, т.е. бухгалтерскую реальность можно рассматривать в качестве модели хозяйственной реальности в заданном интервале моделируемости.

Потенциальные возможности киберпространства и функционирующих в нем компьютерных систем бухгалтерского учета по созданию бухгалтерских реальностей столь велики, что на повестку дня стремительно выходит проблема построения онтологической модели бухгалтерской реальности, учитывающей особенности киберпространства, поскольку практический интерес для разработчиков и пользователей компьютерных систем бухгалтерского учета в первую очередь представляют именно компьютерные версии бухгалтерской реальности.

Понятно, что для построения такой модели уже недостаточно таких «простых» традиционных бухгалтерских абстракций, как счет учета и двойная запись (по крайней мере в их нынешнем упрощенном понимании), а также сборников текстов на естественном языке – РСБУ, МСФО, бухгалтерских и налоговых нормативных документов, описывающих в основном правила составления бухгалтерской отчетности и в меньшей степени – технологию ведения бухгалтерского учета. Нужны формализованные описания всех абстрактных бухгалтерских объектов, в том числе и тех, которые находятся в некоей «серой» зоне бухгалтерской науки и практики и туманно называются глубокой аналитикой. Необходимы также формализованные описания сценариев поведения объектов в бухгалтерской реальности, данный вид работ сейчас выполняют постановщики задач, технические писатели и др., но обычно это происходит в рамках разработки какой-либо конкретной автоматизированной системы.

Не секрет, что приход в сферу бухгалтерского учета  информационных технологий, способных оказывать целенаправленное воздействие на сенсорные системы человека для достижения эффекта глубокого погружения в контент, является вопросом ближайшего будущего, поэтому формальную модель онтологии бухгалтерской реальности, которая бы, в том числе учитывала и особенности киберпространства, нужно создавать уже сейчас. Собственно, данный сайт и предназначен для поиска возможных вариантов решения данной проблемы.

 

[1] Моисеев В.И. «Философия науки. Философские проблемы биологии и медицины» М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015 

 

назад ...    далее ...